Қазақстан республикасы бiлiм және ғылым министрлiгi еуразия гуманитарлық институты



жүктеу 7.36 Mb.

бет1/68
Дата23.01.2017
өлшемі7.36 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   68

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БIЛIМ ЖӘНЕ ҒЫЛЫМ МИНИСТРЛIГI 

 

ЕУРАЗИЯ ГУМАНИТАРЛЫҚ ИНСТИТУТЫ 

 

 

 

 



 

 

 

 



 

Гуманитарлық және әлеуметтік ғылымдардың 

қазіргі мәселелері 

Республикалық ғылыми-практикалық конференция материалдары 

2013 жылғы 19 желтоқсан

 

 



Современные проблемы гуманитарных                         

и социальных наук 

Материалы республиканской научно-практической конференции 

19 декабря 2013 года 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

АСТАНА 2013 



 

  



 

 

Редакция алқасы:              А.Қ. Құсайынов, А.Ж. Исмаилов, Қ.Ә. Ахметов, С.С. Оспанов, 



Редакционная коллегия:  Я.Н. Оспанова, Б.С. Сәрсекеев, А.Ж. Аманбаев, Қ.А. Мамадiл, 

Қ.Ә. Әбiшев, И.В. Порядина, Л.В. Волкова, Г.Ж. Рахимжанова 

 

 

 



 

 

 



 

Гуманитарлық 

және 

әлеуметтік 



ғылымдардың 

қазіргі 


мәселелері. 

Республикалық  ғылыми-практикалық  конференция  материалдары  /  Жалпы 

редакциясын  басқарған  А.  Қ.  Құсайынов.  –  Астана:  Еуразия  гуманитарлық 

институты, 2013. – 512 бет. 

Современные  проблемы  гуманитарных  и  социальных  наук.  Материалы 



республиканской научно-практической конференции / Под общей редакцией                

А. К. Кусаинова. – Астана: Евразийский гуманитарный институт, 2013. – 512 с. 

 

 



 

 

Бұл  басылымда  «Гуманитарлық  және  әлеуметтік  ғылымдардың  қазіргі  мәселелері» 



атты республикалық ғылыми конференцияның пленарлық және секциялық отырыстарына 

қатысушылардың  баяндамалары  мен  хабарламалары  жарияланды.  Оларда    педагогика, 

психология,  қазақ  және  шетел  филологиясы,  философия,  әлеуметттану,  экономика  және 

құқық  саласындағы  ғылыми  зерттеулердің  қазіргі күйі  мен  өзекті  мәселелері  баяндалды. 

Гуманитарлық  және  әлеуметтік  ғылымдардың  бүгінгі  инновациялық  үрдістерін  талдауға 

ерекше назар аударылды. 

 

В настоящем издании опубликованы доклады и сообщения участников пленарных и 



секционных заседаний Республиканской научной конференции  «Современные проблемы 

гуманитарных  и  социальных  наук».  В  них  нашли  отражение  современное  состояние  и 

актуальные проблемы научных исследований в сферах педагогики, психологии, казахской 

и иностранной филологии, истории, философии, социологии, экономики и права.  Особое 

внимание  уделено  анализу  современных  инновационных  тенденций  в  гуманитарных  и 

социальных науках. 

 

 

 



ISBN №  

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 Еуразия гуманитарлық институты, 2013 



    Евразийский гуманитарный институт, 2013  

 «ҒТАҰО» АҚ Ақмола филиалы, 2013 



    Акмолинский филиал АО «НЦНТИ», 2013 

 



ПЛЕНАРЛЫҚ МӘЖІЛІС 



 

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ 

 

 



 

 

А. Қ. Құсайынов 



тарих ғылымдарының докторы, профессор, академик

Еуразия гуманитарлық институтының ректоры, 

Астана қаласы 

 

ҚҰТТЫҚТАУ СӨЗІ  

 

Құрметті ханымдар мен мырзалар! 



Құрметті конференция қонақтары мен қатысушылар!  

«Гуманитарлық  және  әлеуметтік  ғылымдардың  қазіргі  мәселелері»  атты 

республикалық  ғылыми-практикалық  конференцияда  Сіздерді  қарсы  алып  отырғаныма 

бек ризамын. 

Біз Еуразия гуманитарлық институтында қазіргі білім беру жүйесі алдында тұрған ең 

маңызды мәселелерді  ой елегінен өткізу үшін жыл сайын желтоқсан айында бас қосамыз.   

Әлеуметтік-гуманитарлық  білім  қашан  да  ең  өзекті  проблемалардың  біріне 

жататыны даусыз. Жаңа заман қоғамның алдына ғылым мен білімнің бұрын туындамаған 

тың мәселелерін қойып отыр.  

Мен  адам  деген  қасиетті  ұғымға  көлеңке  түсу,  экологиялық  және  демографиялық, 

өркениетаралық қатынастар, терроршылдық сияқты жаһандық дағдарыстар жайын қозғап 

тұрмын. 


Бүгінгі  таңда  ой-санамызды  технократиялық  білім  мен  әлемнің  технократиялық 

бейнесі «жаулап алғанын» бәріміз де мойындаймыз.     

Біз  сенімді  түрде  қуатты  компьютерлік  технологияны  пайдаланудамыз,  жаһандық 

ақпараттық  кеңістік  қалыптастырып,  нанотехнологиялар  қолданып  жатырмыз,  клондау 

және генетикалық жетілдіру жұмыстары жүргізілуде. Бірақ осы технологиялар неге қажет 

дегенді  ойлап  жүргендер  бірен-саран  ғана  ма  деп  ойлаймын.  Олар  адамзат  қоғамына 

қандай  өзгерістер  әкеледі?  Тіпті  адамның  өзін  қалай  өзгертеді?    Бұл  дүниедегі  рухани 

өрлеу мен ізгілендіру қалай ұштасады, қалай бір-бірімен үйлесім табады?  

Осындай  өмірде  болып  жатқандардың  мән-мағынасы  мен  бағасын  гуманитарлық 

білім  бере  алатыны  анық.  Тек  сол  ғана  бізді  сан  сұраққа  талмай  жауап  іздеуге 

ұмтылдырып,  дүниенің  бағдарын,  басымыздан  не  өтіп  жатқанын  аңғаруға,  ненің  керек 

екенін бағамдауға мүмкіндік береді.   

Құрметті конференцияға қатысушылар!  

Әлеуметтік-гуманитарлық  ғылымдардың  маңызын  байланыстар  тұрғысынан 

түсінеміз.  Философия,  тарих,  әдебиет,  тіл,  құқық,  психология  және  экономика  дүниеде 

және адам табиғатында болып жатқандарды тұтастай барлық байланыстың бірлігі, өткен 

мен бүгіннің және болашақтың бірлігі ретінде көруге мүмкіндік береді.    

Дегенмен  гуманитарлық  білімнің  ең  маңызды  мақсаты  –  адам  болмысын  аша 

отырып, өмірдегі  өз орныңды да таба алу және тани білу екеніне сенімім кәміл! Асылы, 

болашақ адамның ішкі жан-дүниесінің қазіргі қалпына байланысты болмақ.  

Айта  кетерлік  жайт,  отандық  білім  теориясы  мен  практикасында  пәнге  негізделген 

парадигмадан  гуманитарлыққа  өту  жүруде.  Негізгі  білім  беру  бағдары  –  тұлға,  оның 

«адами» сапасы.   

Әлеуметтік-гуманитарлық  ғылымдардың  даму  бағытын  қарап,  уақыт  сұранысын 

айқындау – ауыр міндет.  

Ең алдымен, гуманитарлық білімнің өзі көп қырлы, онда қарама-қайшылық та көп.  



 

Екіншіден,  ғылым  мен  білімдегі  даму  үрдістерін  жалпы  ғана  сипаттап  шығуға 



болады.  Сондықтан  гуманитарлық  білімнің  көптеген  қыры  бізге  беймәлім  болғанымен, 

бес-он бес жылдан соң қолжетімді болары рас.  

Қайталап  айтамын:  әлем  жылдам  жаңаруда,  осы    өзгерістердің  жаһандық  сипаты 

басым.  Гуманитарлық  ғылымдардың  өзі  де  өзгеруде:  тақырып  аясы  кеңеюде, 

ғылымаралық  шекаралар  тоғысуда,  зерттеу  әдістері  күрделенуде  және  жетістіктерді 

бағалаудың жаңа өлшемдері енгізілуде.   

Сөз  жоқ,  қай-қайсымыз  да  білім  беру  үдерісін  қайта  реттеу  керектігін  жақсы 

сезінеміз,  себебі  білім  беру  үдерісі  де,  оған  қатысушы  да  өзгеріп  жатыр.  Осының  өзі 

гуманитарлық мәселе емес пе!  

Бүгін  бәріміз  де  сол  мәселелер  төңірегінде  ой  қозғаймыз,  пікір  алмасамыз, 

талқылаймыз және жауап іздейміз.  

Құрметті конференцияға қатысушылар!  

Барлығыңызға алғысымды білдіре отырып, Сіздерге нәтижелі ғылыми пікірталас пен 

болашағы бар қызықты идеялар тілеймін!  

 

 

 



 

У. Ж. Алиев 

доктор экономических наук, профессор, академик, 

вице-президент образовательной корпорации «Туран», 

г. Астана 

 

ИНВАРИАНТНО-ИНТЕГРАЛЬНАЯ СТРУКТУРНАЯ 



МОДЕЛЬ НАУЧНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ 

 

Одним  из  важных  выводов  многолетних  исследований  в  области  философии  и 



методологии  науки  является,  в  частности,  рассмотрение  дисциплины  в  качестве 

исторически  доказавшей  свою  эффективность,  устойчивой,  необходимой  и  инвариантной 

формы  организации  познавательной  деятельности  людей.  Другой  вывод  относится  к 

выделению  дисциплины  в  качестве  структурной,  я  бы  добавил,  и  таксономической  [1] 

единицы анализа науки. Другими словами, наука существует в дисциплинарном измерении. 

Отсюда возникает вопрос об абстрактно-всеобщей структуре самой научной дисциплины 

вообще безотносительно к тому, о какой конкретной дисциплине идет речь.  

Итак,  какова  методология  построения  общей  дисциплинарной  модели  науки?  [2]. 

Прежде всего, думается, необходимо выработать соответствующую «предметному бытию» 

научной  дисциплины  как  целостности  системы  понятий  и  категорий,  выражающую  все 

существенные  его  стороны,  связи  и  отношения.  Именно  такой  категориальный  строй 

мышления,  адекватно  выражающий  «живое  предметное  движение»  науки  в 

дисциплинарной форме, и дает искомое знание о ней. 

 

Необходимость  построения  инвариантно-интегральной  модели  науки  путем 



разработки категориального строя  науки обусловлена  еще тем, что  представителями той 

или  иной  дисциплины,  как  правило,  нечетко  проводятся  различия  между  понятиями,  с 

помощью  которых  раскрываются  атрибуты  науки,  не  исследуется  богатая  их 

«собственная»  жизнь,  не  говоря  уже  о  приведении  их  в  систему.  Это  объективно 

затрудняет  выяснение  предметной  специфики  отдельных  дисциплин  с  вытекающими 

отсюда  негативными  последствиями,  в  частности,  в  вопросах  обнаружения  и 

формулирования  монодисциплинарных  проблем,  выработки  методологии,  методики  и 

технологии  их  исследования,  принятия  действенных  мер  по  повышению  эффективности 

«работы» и отдачи каждой отдельно взятой науки. 


 

Таким  образом,  содержательная  характеристика  каждой  из  сторон  научной 



дисциплины  в  полилектическом  их  единстве  с  помощью  системы  понятий  и  категорий, 

образующей  целостную  дисциплинарную  модель  науки,  и  составляет  всеобще-

абстрактный  статус  научной  дисциплины  как  таковой.  И  когда  этот  абстрактный  статус 

наполняется  сложившимися  содержательными  оценками  и  восприятиями  той  или  иной 

науки  как  представителями  ее  самой,  так  и  других  наук  и  организаций,  определяющих 

научную политику, он приобретает статус данной конкретной научной дисциплины. 

При раскрытии и обосновании логики общей дисциплинарной модели науки следует 

исходить из того, что такое понятие, как  «ПРЕДМЕТ», выступает  стержневым понятием, 

характеризующим бытие научной дисциплины. Более того, «предмет» как понятие является 

как «исходным, так и конечным пунктом» всего категориального строя научной дисциплины, 

т.е. общей дисциплинарной модели науки. 

Под  «предметом  науки»  предварительно  подразумевается  некоторая  материальная 

или  идеальная  вещь  (процесс,  явление,  связь,  отношение  и  т.д.),  к  которой  и  относится 

данное  искомое  знание.  Но  «предмет»,  как  правило,  находится  в  некотором  объекте  и 

должен  быть  вычленен,  «выловлен»,  «вышелушен»  и  подвергнут  специальной 

познавательной операции субъектом познания. 

«При  теоретическом  методе  субъект,  общество  должны  постоянно  витать  перед 

нашим  представлением  как  предпосылка,  и  что  вообще  во  всякой  исторической  или 

социальной  науке...  как  в  действительности,  так  и  в  голове  дан  субъект...»,  и  что  он 

«также  для  науки  возникает  отнюдь  не  только  тогда,  когда  о  нем  как  таковом  впервые 

заходит  речь»  [3].  Отсюда  происходит  своеобразный  процесс  бифуркации,  т.е.  единый 

предмет в процессе своего развертывания (движения) как бы «раздваивается» на субъект и 

объект  познания.  Предмет  является  продуктом  взаимодействия  субъекта  и  объекта, 

продуктом  «воздействия»  субъекта  на  объект,  а  потому  и  исходным  понятием  всего 

категориального  строя  науки  (исходным  элементом  общей  дисциплинарной  модели 

науки) выступает ее СУБЪЕКТ. 

В  общенаучном  плане  субъектом  науки  выступают  различные  научные  сообщества 

(научные  коллективы)  и  отдельные  индивиды,  профессиональная  деятельность  которых 

связана главным образом с производством новых и/или уточнением прежних знаний. 

Субъект  научной  дисциплины  по критерию  «единицы измерения»  подразделяется  на 

два  вида:  научное сообщество (научный  коллектив)  и  научный работник. В  свою  очередь, 

научный коллектив бывает  формального типа (академия наук,  университеты, институты, 

отделения,  секторы,  лаборатории,  кафедры,  временные  научные  коллективы,  научные 

редакции и др.) и неформального типа («незримые колледжи», «самодеятельные группы», 

«научные школы», клубы, семинары и другие инициативные образования). И отдельный 

научный работник может быть как формального (быть членом определенной официальной 

научной  структуры  в  форме  «ученые  в  организациях»),  так  и  неформального  типа  (не 

занятый в официальной научной структуре).  

Мне  представляется,  что  одной  из  причин  слабой  отдачи  отечественного  научного 

корпуса  является  неразработанность  всерьез  проблемы  субъекта  каждой  научной 

дисциплины и науки в целом. «ОБЪЕКТ» – следующее за «субъектом» ключевое понятие в 

логике общей дисциплинарной модели науки. Под объектом науки понимается фрагмент, 

срез,  сторона,  «кусок»  реальной  действительности,  на  которые  направлена 

познавательная, вернее, исследовательская деятельность субъекта науки. 

Объект выступает  «продуктом» взаимодействия субъекта и объективной реальности 

и как таковой не существует вне субъекта. 

Познающий субъект имеет дело с различными объектами или, вернее, обращается с 

объектами  с  различной  целью,  в  одном  случае  –  как  собственно  «объект  познания»,  в 

другом  –  как  «объект  изучения»,  в  третьем  –  как  «объект  исследования»,  а  в  конечном 

счете – как «объект знания». 



 

Таким  образом,  объект  исследования  есть  то,  на  что  направлена  исследовательская 



деятельность  субъекта,  тогда  как  объект  знания  есть  то,  что  отыскивается  субъектом  в 

этом  объекте  исследования,  что  именно  изучается  в  конечном  счете  данной  научной 

дисциплиной.  Отсюда,  во-первых,  «объект  знания»  есть  не  что  иное,  как  собственно 

ПРЕДМЕТ  науки  (дисциплины)  в  узком  смысле  слова,  во-вторых,  это  очень  важно, 

предмет  науки  есть  результат,  продукт  взаимодействия  субъекта  и  объекта  научной 

дисциплины, т.е. их диалектическое единство, и, в-третьих, это архиважно, «предмет» – не 

просто  одно  из  ключевых  понятий,  а  стержневое  понятие  всей  дисциплинарной  модели 

науки.  И  не  случайно,  когда  говорят  о  «предмете»,  подразумевают  ту  или  иную  науку, 

дисциплину  в  целом.  Кстати,  это  обстоятельство  позволяет  ввести  в  научный  оборот 

выражение,  понятие  «предметная модель науки»,  хотя  она  может  иметь  и  другие  модели, 

скажем, «объектную», «субъектную», «функциональную». 

 

Итак,  когда  речь  идет  о  предмете  научной  дисциплины  в  узком  смысле  слова,  то 



имеется  в  виду  следующее:  а)  предмет  -  это  то,  что  в  объекте;  б)  предмет  -  это  то,  что 

скрыто в объекте; в) предмет - это определенный аспект, срез, фрагмент, «кусок» объекта; 

г)  предмет  -  это  объект,  изучаемый  субъектом  под  определенным  «углом  зрения»;  д) 

предмет - это то, что «отыскивается» и действительно познается в объекте. 

Из  данного  понимания  диалектики  субъекта,  объекта  и  предмета  научной 

дисциплины  вытекают  следующие  выводы:  во-первых,  объект  есть  продукт 

взаимодействия субъекта и объективной реальности, а предмет - продукт взаимодействия 

субъекта и самого объекта; во-вторых, объект и предмет научной дисциплины – не одно и 

то же: качественно и количественно («объемно») они не совпадают; в-третьих, объект дан 

субъекту  в  общем  и  целом  непосредственно,  «зримо»,  чувственно,  тогда  как  предмет 

скрыт, завуалирован, «спрятан» от его взора, т.е. представляет собой нечто таинственное и 

«сверхчувственное»; в-четвертых, процесс исследования как исторически, так и логически 

осуществляется  от  субъекта  к  объекту,  от  объекта  к  предмету,  от  предмета  снова  к 

объекту,  от  объекта  к  субъекту  и  –  новый  виток  исследовательского  процесса;  в-пятых, 

определенный объект может выступать общим объектом множества наук, но предмет одной 

научной  дисциплины  не  может  являться  одновременно  предметом  других  наук,  а  может 

выступать  для  них  лишь  объектом;  в-шестых,  наука  в  лице  ее  субъекта,  отыскивая 

«скрытое»  в  объекте,  то,  что  в  нем,  то,  что  «за  ним»,  определенный  его  аспект,  срез, 

фрагмент,  «кусок»,  притом  строго  под  определенным  «углом  зрения»,  с  определенной 

целью, и приобретает свое собственное предметное самоопределение, т.е. то, что позволяет 

отличать  данную  дисциплину  от  всех  других.  Например,  ЧЕЛОВЕКА  как  объект 

исследования  изучают  около  200  наук,  но  каждая  из  них  имеет  свой  срез,  аспект,  «угол 

зрения»  в  этом  объекте,  т.е.  собственный  предмет  исследования,  позволяющий  четко 

отличать их друг от друга.  «Содержательно-пространственная»  характеристика  предмета 

науки  раскрывается  в  понятии  «предметная  область»  отдельного  исследования. 

«Предметная  область»  обладает  двумя  чертами:  во-первых,  она  формируется  и 

формулируется  в  рамках  исключительно  предмета  данной  науки  (поэтому-то  она 

называется  «предметной  областью»)  и  не  носит  междисциплинарного  характера;  во-

вторых,  она  предполагает,  в  свою  очередь,  некоторый  интервал  («коридор  свободы»),  в 

пределах которого и осуществляется данное исследование.  

От  понятия  «предметная  область»,  следует  отличать  понятие  «исследовательская 

область», которая может формироваться и формулироваться как в пределах данной науки, 

так  и  на  стыке  двух  или  более  научных  дисциплин  (пограничная  исследовательская 

область).  При  этом  и  «предмет»,  и  «предметная  область»  отдельно  взятой  науки,  и 

«исследовательская  область»  могут  изучаться  как  одной,  так  и  множеством  наук,  но  в 

одном  случае  –  в  качестве  собственно  предмета  (предметной  области),  а  в  другом  –  в 

качестве 

объекта  (исследовательской 

области). 

Например, 

распределительные 

(перераспределительные) отношения как момент экономических отношений есть предмет 

теоретической  экономики.  И  выяснение  собственно  теоретико-экономической  природы 


 

распределительных отношений выступает  «предметной областью» данной науки. Но эти 



же отношения выступают «исследовательской областью», как только их начинают изучать 

не только экономисты, но и правоведы, социологи, политики и другие специалисты.  

Предмет научной дисциплины позволяет очертить и «содержательно-временную» ее 

характеристику  в  виде  «историко-предметной  границы»  науки,  что  является  важным 

условием классификации наук в историческом срезе. При этом выяснение содержательно-

предметной  границы  (содержательной  границы)  данной  научной  дисциплины  лежит  в 

основе  определения  историко-предметной  границы  (исторической  границы)  науки,  т.е. 

условий  возникновения,  становления,  развития  и  отмирания  (если  это  имеет  место) 

данной науки, а иногда ее превращения в новую научную дисциплину.  

Предмет  любой  научной  дисциплины,  как  известно,  многогранен,  многоаспектен, 

многоуровнен,  а  потому  он  определенным  образом  должен  быть  исследован  и 

представлен  целостно.  Но  поскольку  целостное  изучение  и  изображение  предмета 

невозможно простым перечислением и описанием его бесконечных свойств, признаков и 

граней,  постольку  и  возникает  вопрос  о  методе,  способе  целостного  отображения 

богатства  предметного  содержания  научной  дисциплины.  Отсюда  «МЕТОД»  есть 

следующее  ключевое  понятие  всего  категориального  строя  науки  и  одновременно 

важнейший элемент общей дисциплинарной модели науки. 

Метод есть, по определению Гегеля,  «осознание формы внутреннего самодвижения 

ее  содержания»  [4],  т.е.  метод  –  «инобытие»  предмета  и  на  поверхности  явления 

выступает  как  способ  постижения,  способ  освоения  предмета  субъектом.  Отсюда  метод 

есть результат диалектического взаимодействия субъекта и предмета. 

 

Это  значит,  что  метод  по  своей  природе  содержателен,  поскольку  в  пределе  он 



сводится к предмету, и что субъект в конечном счете не волен в выборе познавательных 

процедур, которые определяются самой спецификой природы исследуемого предмета. 

В  процессе  содержательного  освоения  предмета  научной  дисциплины  метод  не 

выступает самостоятельным объектом или предметом исследования. В качестве такового 

метод  выступает,  как  правило,  в  специальных  исследованиях,  целью  которых  является 

развитие самих методов исследования и получение собственно методологического знания в 

отличие  от  предметного  знания.  «Если  знания  раскрывают  природу  объекта  (либо 

предмета.  -  У.А.)  познания,  то  они  являются  предметными,  теоретическими;  если 

характеризуют подход, путь к познанию объекта, то они относятся к методологическим» 

[5]. 


Разумеется,  нельзя  возводить  «китайскую  стену»  между  предметным  и 

методологическим знаниями: первое есть диалектически «снятое» второе, а второе, в свою 

очередь,  есть  положительное  развертывание  первого,  и  всякий  истинный  метод,  как 

правило,  «выводится»  из  предмета  и  в  то  же  время  реализуется,  «угасает»  в  самом 

противоречиво развертывающемся предметном содержании объекта. 

Предметное и методологическое знания получают свое продолжение, дополнение и 

конкретизацию  в  так    называемых  методическом  и  технологическом  знаниях.  Если 

методологическое знание выражается в исследовательских принципах и общих   подходах   

к      сложному    объекту,  предмету,    проблеме,  то  методическое  знание  –  в  конкретных 

способах,  приемах,  формах,  средствах,  рекомендациях  по  исследованию  и  изучению 

данного объекта, предмета, проблемы в определенной сложившейся ситуации. 

Технологическое  знание  представляет  собой  более  конкретный  способ  реализации 

предметного,  методологического  и  методического  знаний  (при  обработке  объекта, 

предмета)  путем  расчленения  их  на  систему  последовательных  во  времени  и 

пространстве, взаимосвязанных как по линии субординации, так и координации процедур, 

нормативов, схем, алгоритмов, сценариев и операций, которые выполняются субъектом в 

более или менее схожих ситуациях для достижения высокой эффективности и конечных 

результатов. 



 

Предметное  знание  в  общем  и  целом  представляет  собой  знание-описание  и/или 



знание-объяснение  предмета  исследования  (т.е.  позитивное  знание),  тогда  как 

методологическое,  методическое,  технологическое  знания  в  единстве  образуют  главным 

образом  знание-предписание  (нормативное  знание),  хотя  с  различной  степенью 

абстрактности. 

Таким образом, метод научной дисциплины, или научный метод, в самом широком 

смысле  (в  единстве  методологического,  методического,  технологического  знаний) 

раскрывает некоторую линию «научного» действия субъекта, его особенности, связанные с 

получением  нового  знания  или  уточнением  содержания  наличного  знания  о  предмете. 

Другими словами, если объект есть продукт диалектического взаимодействия субъекта и 

объективной реальности, предмет - субъекта и объекта, то метод - субъекта и предмета. И 

его истинное назначение и цель - это обеспечить объективный познавательный подход к 

предмету  исследования,  адекватно  отражающий  его  природу:  генезис,  структуру, 

содержание и функции. 

Научный  метод  позволяет  субъекту  науки  овладевать  предметом,  раскрывая  его 

внутреннюю  структуру.  Отсюда:  а)  «СТРУКТУРА  ПРЕДМЕТА»  научной  дисциплины 

(предмета,  рассматриваемого  в  узком  смысле  слова)  выступает  следующим  ключевым 

понятием  общей  дисциплинарной  модели  науки;  б)  «структура  предмета»  есть  продукт 

диалектического взаимодействия субъекта, предмета и метода науки. 

Структурность  –  неотъемлемая  внутренняя  черта  любого  объекта  и  предмета. 

Предмет  обладает  не  просто  признаком  структурности,  но  и  многоструктурности. 

Следовательно,  задача  состоит  в  том,  чтобы  раскрыть  каждую  из  этих  структур, 

предварительно положив в основу их выделения вполне определенные критерии членения 

единого  предмета  научной  дисциплины.  В  зависимости  от  цели  и  задач  исследования 

могут  меняться  и  критерии  членения  (структуризации)  единого  предмета,  хотя  они  в 

конечном счете определяются самой природой предмета, следовательно, могут меняться и 

границы, и значение каждой из этих структур и подструктур. При этом методологически 

неверно  противопоставлять  их  друг  другу,  так  как  каждая  из  структур  и  подструктур 

предмета занимает вполне определенное место и имеет право на существование в единой 

системе предмета научной дисциплины. 

Вместе  с  тем  выявление  многоаспектной  структуры  предмета  научной  дисциплины 

есть,  хотя  необходимый,  но  все  же  промежуточный  этап исследования.  Это  объясняется 

тем,  что  целью  подлинного  исследования  является  установление,  воспроизведение 

монистической  структуры  и  природы  предмета  (исходя  из  некоторого  интегрального 

системообразующего  критерия  или  признака),  по  отношению  к  которой  все  другие 

«блоки» –  «субструктуры» выступают как внутренние её моменты. 

История  развития  любой  науки  характеризуется  чередованием  многоаспектного 

анализа,  целью  которого  является  выяснение  различных  структур  (полиструктур, 

субструктур) исследуемого предмета, моноструктурным их синтезом и созданием единой 

«научной  картины»  изучаемого  предмета  и  от  нее  –  снова  в  направлении 

многоаспектности.  Так,  многовековой  процесс  развития  физических  исследований 

последовательно  получил  отражение  в  различных  физических  картинах  мира: 

механической, электродинамической, релятивистской, квантовомеханической; в химии - в 

учении о составе, учении о структурной химии, учении о химическом процессе, учении об 

эволюционной химии; в биологии – в концепции «божественного создания» всех живых, 

концепции эволюции и «географического детерменизма» Ибн-Хальдуна, теории эволюции 

и  принципе  естественного  отбора  Дарвина,  теории  распространения  видов  Н.Вавилова, 

современной  теории  сальтационизма  и  неокатастроф.  Социально-классовая  структура 

общества  могла  быть  установлена  лишь  тогда,  когда  в  качестве  системообразующего 

критерия  К.Марксом  были  взяты  материальные  производственные  отношения  людей, 

сердцевиной  которых  выступают  отношения  собственности  (по  крайней  мере,  в  рамках 

формационного  принципа  периодизации  истории  человеческого  общества).  В  этой  связи 


 

прав  Н.  В.  Овчинников,  который  пишет,  что  «явление  считается  понятым,  если  найдена 



его  структура»  [6].  Лишь  добавлю:  если  найдена  не  просто  структура,  а  интегрально-

монистическая  структура  предмета  как  диалектико-полилектический  синтез  различных 

частных его структур. 

Таким  образом,  в  интересующем  нас  аспекте  речь,  по  существу,  идет  о  разработке  и 

создании    частной  теории    предмета  науки,  которая  охватывает  и  описывает  собственно 

предмет  как  стержневой  элемент  дисциплины,  т.е.  предмет  научной  дисциплины  в  узком 

смысле слова. Результатом частной теории предмета является локальная предметная модель 

науки в отличие от общей теории предмета науки, результатом которой является инвариантно-

интегральная  предметная  модель  научной  дисциплины,  или  то  же  самое,  что  общая 

дисциплинарная модель пауки. 

Каков  методологический  подход  к  обоснованию  частной  теории  предмета  научной 

дисциплины?  Предварительным  условием  «структуризации»  предмета  той  или  иной 

научной дисциплины как системы является прежде всего определение (уточнение) самого ее 

предмета как такового, которое требует ответа на вопрос: «Каков предмет или что является 

предметом  данной  науки  (дисциплины)?»  Не  вдаваясь  в  подробности,  лишь  отмечу,  что 

многие научные дисциплины еще не добились однозначного определения своего предмета 

(с  учетом  возможной  трансформации  самого  предмета),  свидетельством  чего  являются 

усилившиеся  время  от  времени  попытки  выяснить  этот  вопрос  представителями  всех 

научных дисциплин без исключения. 

После того как однозначно будет определен «предмет» данной научной дисциплины, 

необходимо  выяснить  реальное  «ядро»  самого  предмета,  т.е.  «предметное  ядро»  (по 

выражению  П.В.Алексеева),  и  изучить  его  собственную  структуру,  подобно  тому,  как 

«элемент» в химии, «атом» в физике, «клетка» в биологии, «информация» в кибернетике, 

«число» в математике и т.д. 

Далее, очень важно, выявить различные относительно самостоятельные структурные 

уровни  существования  самого  предмета  и  соответствующее  их  отражение  в  логике 

понятий (законов и категорий) данной науки. 

Первый  структурный  аспект  (уровень)  частной  теории  предмета  (локальной 

предметной модели) - это предмет науки, существующий и функционирующий в реальной 

действительности  безотносительно  к  тому,  познали  мы  его  или  нет,  а  значит,  и  к 

конкретным  формам  его  отражения  в  различных  «рефлексивных  системах».  Таким 

образом,  когда  речь  идет  о  предмете  научной  дисциплины  как  реальности,  то  имеется  в 

виду  «предмет-оригинал»,  существующий  как  действительность  безотносительно  к 

конкретным формам его отражения и фиксации в логике понятий. 

Отсюда задача субъекта науки состоит в том, чтобы вскрыть внутреннюю сущность 

и  субординированную  структуру  предмета-оригинала  соответствующим  образом  и 

отразить  в  собственно  научной  системе,  которая  и  есть  «преобразованный»  с  учетом 

закономерностей  научного  познания  реальный  предмет.  Результатом  этой  «операции» 

является  образование  «научной  модели  предмета»  безотносительно  к  тому,  в  каких 

конкретных  целях  будет  использоваться  полученное  в  ходе  научного  исследования 

«предметное знание». Научная модель предмета – второй (производный) структурный аспект 

(уровень) частной теории предмета науки.  

Третий структурный аспект (уровень)   частной теории предмета - это прикладная модель 

предмета, т.е. когда полученные научные знания о предмете  - научная модель предмета - 

используются  для  решения  определенных  прикладных  задач  (например,  организация, 

управление, идеология, образование).  

Из  числа  прикладной  модели  предмета  следует  выделить  один,  относительно 

самостоятельный и важный аспект существования предмета науки - предмет, отраженный 

или  отражаемый  в  учебной  дисциплине  в  виде  «учебно-прикладной  модели  предмета». 

Учебно-прикладная  модель  предмета  (учебное  знание)  формируется  относительно 

самостоятельно  на  основе  научной  модели  предмета  посредством  ее  видоизменения  и 


 

10 


модификации  в  целях  преподавания  и  изучения  дисциплины  и  с  учетом  принципов 

психолого-педагогической науки, дидактики, методики и технологии обучения и профиля 

учебного заведения и специальностей. 

Из  систем  понятий,  раскрывающих  структуру  предмета,  следует  особо  выделить 

понятие «ПРОБЛЕМА». Это объясняется тем, что в любой науке получение новых знаний, 

расширение  старых  или  просто  их  уточнение  осуществляется  путем  решения  научных 

проблем.  Кроме  того,  грядет  смена  парадигм:  от  дисциплинарной  организации  науки  к 

проблемно-целевой  во  всемирном  масштабе.  Проблема  –  это  задача  или  вопрос, 

характеризующиеся существенностью. необходимостью, достаточностью их содержания, 

множественностью возможных способов решения и вариантностью их результатов. 

Научная  проблема  конкретизируется  в  понятиях  «проблемная  область»  и 

«проблемная  ситуация».  Проблемная  область  очерчивает  некоторую  «предметно-

пространственную  границу»,  в  пределах  которой  возможно  сформулировать  и  решить 

данную проблему. 

Проблемная ситуация – это такая ситуация, когда известная данной науке проблема не 

может решаться традиционными способами и путями, причем не выходя за рамки этой же 

проблемы, а иногда и самой науки, в пределах которой сформулирована данная проблема, 

и  исследователь  вынужден  искать  новые  направления  поиска,  выходящие  за  пределы 

данной  проблемы  или  науки  и  разрабатывать  новые  средства  и  методы  исследования  и 

разрешения. 

Любая  наука  (дисциплина)  имеет,  хотя  это  нежелательно,  называемые  мною  

«проблемы-дезидераты»

 

[7],  т.е.  забытые,  упущенные  предметные  области  и  проблемы, 



несвоевременно  получившие  разработку  или  до  сих  пор  не  подвергнутые  специальному 

исследованию. 

Научная  проблема  в  содержательном  аспекте  характеризуется  такими  основными 

чертами,  как  быть  предметной,  перспективной  и  обладать  свойством  разрешимости  (есть 

семь критериев разрешимости проблем). 

Решение  проблем  науки  осуществляется  в  рамках  определенной  системы 

социальных функций, выполняемых научной дисциплиной. Иначе говоря, система любого 

научного  знания,  как  и  предмет,  ею  отражаемый,  обретает  смысл  и  жизненность  только 

благодаря ее функционированию. 

Отсюда можно сделать два вывода: во-первых, ФУНКЦИЯ выступает весьма важным 

и  ключевым  понятием  категориального  строя  науки  или  элементом  общей 

дисциплинарной модели науки; во-вторых, это самое важное, 

ФУНКЦИЯ ЕСТЬ

,

 



по существу, 

реализация  на  деле  предмета  научной  дисциплины,  т.е.  способ  существования  и  

обнаружения предмета.  

В  методологическом  плане  систематизация  функций  научной  дисциплины  должна 

опираться  на  основные  виды  человеческой  деятельности,  куда  входит  и  научная 

деятельность как специфическая социальная и информационная система. Данные подходы 

позволяют мне выделить три основные функции научной дисциплины:  гносеологическую 

(познавательную),  аксиологическую  (оценочную),  праксеологическую  (практически-

преобразующую).  В  свою  очередь,  последние  на  деле  реализуются  через  множество 

соответствующих  подфункций.  Понятие  «функция  науки»  логически  предполагает  такое 

понятие,  как  «результат функционирования науки».  Дело  в  том,  что  любой  субъект  науки 

старается  получить  «научные  результаты»  и,  причем  стремится,  чтобы  эти  результаты 

были  применены  на  практике.  В  этом  и  смысл  всякой  научной  деятельности.  Поэтому 

можно  сделать  вывод  о  том,  что  НАУЧНЫЙ  РЕЗУЛЬТАТ  как  результат  деятельности 

субъекта  науки  и  продукт  функционирования  самой  науки  на  деле  есть  заключительное 

ключевое  понятие  всего  категориального  строя  науки,  ключевой  элемент  интегральной 

предметной модели научной дисциплины. В свою очередь, сами эти результаты бывают: 

истинные  и    ложные,  положительные  и  отрицательные,  основные  и  побочные,  конечные  и 

промежуточные, потенциальные и актуальные (реальные).  


 

11 


Заключительным этапом исследования «результатов науки» является, как я полагаю, 

выработка  системы  критериев  и  показателей  оценки  реального  эффекта  функционирования 

как  отдельных научных дисциплин, так и  всей  системы  наук  (превращения  потенциальных 

результатов  науки  в  актуальные).  Этим  самым  обеспечивается  диалектическое  единство 

процесса производства научного продукта и процесса его потребления. Лишь  потребленный 

научный  продукт,  как  и  любой  другой  потребленный  продукт,  становится 

«действительным продуктом».  

Итак,  в  работе  сделана  попытка  вкратце  обосновать  и  раскрыть  логику  системы 

ключевых  (стержневых)  понятий  феномена  «науки»  в  виде  такой  ее  структурной  и 

таксономической единицы, как «научная дисциплина», которые в диалектическом единстве 

образуют,  на  мой  взгляд,  целостный  категориальный  строй  научной  дисциплины 

(философский  уровень  исследования),  или  то  же  самое,  что  инвариантно-интегральную 

предметную  модель  научной  дисциплины  как  таковой  (науковедческий  уровень 

исследования).  Синтез  этих  двух  уровней  исследования  дает  нам  общую  дисциплинарную 

модель науки. 

В  заключение  можно  утверждать,  что  в  праксеологическом  аспекте  общая  дисцип-

линарная  модель  науки  позволяет  с  новых  концептуально-методологических  позиций 

подойти  к  любой  отдельно  взятой  функционирующей  или  становящейся  научной  и 

учебной  дисциплине  (например,  ныне  широко  обсуждаемой  «Отечественной  истории»), 

исследованию ее реального статуса более полно, всесторонне объективно и достоверно в 

различных  направлениях  и  аспектах  противоречивого  процесса  реализации  ее  предмета 

как в широком, так и в узком смысле слова. Это, в конечном счете, служит необходимым 

условием повышения эффективности научного знания как такового. 

 

Литература 



1.

 

Таксономия - гр. ТЕХ1S (расположение по порядку) + NOMOS (закон) - теория 



классификации  и  систематизаций  сложноорганизованных  областей  действительности, 

имеющих  обычное  иерархическое  строение  (органический  миг  объекты  географии, 

геологии, языкознания и т.д.). 

2.

 



 Более  подробно  см.:  Алиев  У.Ж.  Общая  дисциплинарная  теория    науки.  – 

Алматы: Ғылым, 1996; его же: Теоретическая экономика: общедисциплинарная модель. 

– Алматы: НИЦ Ғылым, 2001.     

3.

 



Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.П. – С.732. ( Подчеркнуто мной.  - У.А.). 

4.

 



Гегель Г.Ф.В. Наука логики. Т.1. - М., 1970. - С. 107. 

5.

 



Суслов  И.А.  Методология  экономического  исследования.  -  М.:  Экономика, 

1983. - С. 18. 

6.

 

Системные исследования. Ежегодник. – М., 1969. – С. 111. 



7.

 

Дезидерат  -  лат.  Desiderat  -  желаемое:  1)  уст.  пожелания,  требования;  2) 



предметы, книги, необходимые для пополнения какой - либо коллекции. 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

12 


Б. Әбдіғазиұлы 

филология ғылымдарының докторы, профессор, 

Түркі академиясының ғалым-хатшысы, 

Астана қаласы 

 



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   68


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал