№1 (16) 2010 Халел Досмұхамедов атындағы



жүктеу 5.04 Kb.

бет21/38
Дата08.01.2017
өлшемі5.04 Kb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   38

Қолданылған әдебиеттер: 
1. Байтенова Н.Д. Межэтническая интеграция в Казахстане – состояние и перспективы // 
Саясат.(Алматы). 1995.№3. 
2.Дипломатический вестник.1992. №12.  

 
129
3.  Баймаханов  М.Т.,  Вайсберг  Л.М.,  Котов  А.К.,  Становление  суверенитета  4.Республики  Казахстан 
(государственно-правовые проблемы). Алматы, 2004.  
5. Н.Назарбаев. «Тәуелсіздігіміздің бес жылы» Алматы, 1996 ж.  
6.Т.Мансұров. Қазақстан және Ресей: егемендену, кірігу, стратегиялық әріптестік тәжірибесі. 
Алматы,«Қазақстан»,1999.  
Резюме 
 
В  данной  статье  авторы  раскрывают  актуальные  вопросы  развития  сотрудничество  СНГ  во 
всех сферах отношений.  
 
Summary  
 
In this article are considered vital guest ions about development collaboration concord independent 
states (CIS) in all spheres of connection. 
 
 
УДК 347.965.3 
ПРОБЛЕМЫ СОБЛЮДЕНИЯ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ 
 
А.А. Салихова, Преподаватель кафедры «Уголовно-правовых дисциплин» 
 
Слово «адвокат» в переводе с латинского означает «призывать, призванный». В русском языке 
слово  «тайна»  имеет  два  смысловых  значения:  «все  скрытое,  неизвестное,  неведомое»,  а  также 
«нечто  скрытно  хранимое,  что  скрывают  от  кого-либо».  Несомненно,  что  уголовно-правовой  смысл 
имеет только второе значение. Сведения должны быть известны или доверены ограниченному кругу 
лиц. При этом основанием знания сведений тем или иным лицом может быть профессиональная или 
служебная  деятельность,  брачно-семейные  отношения  и  т. д.  Общим  для  всех  видов 
конфиденциальных  сведений  является  тот  факт,  что  свободный  доступ  к  ним  ограничен  в  силу 
предписаний закона.  
В  соответствии  с  Законом  РК  «Об  адвокатской  деятельности»  от  5  декабря  1997 г.  в  ст. 18 
дается понятие адвокатской тайны: 
Адвокатскую  тайну  составляют  факт  обращения  к  адвокату,  сведения  о  содержании  устных  и 
письменных  переговоров  с  лицом,  обратившимся  за  помощью,  и  другими  лицами,  о  характере  и 
результатах, предпринимаемых в интересах лица, обратившегося за помощью, действий, а также иная 
информация, касающаяся оказания юридической помощи.  
Кроме  того,  адвокаты,  работники  президиума  коллегии  адвокатов,  юридической консультации, 
адвокатской конторы не вправе разглашать, а также использовать в своих интересах или в интересах 
третьих лиц какие-либо сведения, полученные в связи с оказанием юридической помощи. 
А также, адвокат, разгласивший сведения, относящиеся к адвокатской тайне, без согласия лица, 
обратившегося за помощью, несет ответственность в соответствии с законом. 
Однако  определение  термина  «адвокатская  тайна»  по  прежнему  неоднозначно  и  вызывает 
полемику. Так М. С. Строгович считал этот термин неудачным: «Суть вопроса не в тайне адвоката, а в 
том,  чтобы  обвиняемому  и  его  близким,  пользующимся  помощью  адвоката,  гарантировать 
возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что сказанное 
будет обращено во вред обвиняемому» [1]. 
В  свою  очередь  И. Л. Петрухин  обозначает  адвокатскую  тайну  выражением  «тайна  судебного 
представительства», поскольку судебная защита — разновидность представительства[2].. 
На наш взгляд, наиболее точным является формулировка М. Ю. Барщевского: «С того момента, 
когда  клиент  переступил  порог  юридической  консультации,  адвокатской  фирмы,  бюро,  все 
дальнейшее  составляет  предмет  адвокатской  тайны.  Сам  факт  обращения  к  адвокату  уже 
профессиональная  тайна.  Суть  просьбы  клиента,  содержание  первичной  консультации  —  это  тоже 
предмет  адвокатской  тайны.  Более  того,  если  даже  первоначально  к  адвокату  обратился  не  сам 
будущий  клиент,  а  кто-либо  из  его  родственников,  с  которым  впоследствии  никакого  соглашения  о 
ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным вся информация, полученная от 
этого родственника, даже сам факт его обращения суть адвокатская тайна»[3]. 
Международно-правовые  акты,  определяющие  роль  адвокатов  в  жизни  общества,  закрепляют 
следующее. 
Основные  принципы,  касающиеся  роли  юристов  (принятые  Восьмым  Конгрессом  ООН  по 
предупреждению  преступлений  в  августе  1990 г.,  Гавана),  закрепили:  «Правительства  признают  и 
обеспечивают  конфиденциальный  характер  любых  сношений  и  консультаций  между  юристами  и  их 
клиентами в рамках их профессиональных отношений». 

 
130
Стандарты  независимости  юридической  профессии  Международной  ассоциации  юристов 
(приняты на конференции МАЮ 7 сентября 1990 г. в Нью-Йорке) гласят: «Независимость адвокатов 
при  ведении  дел  должна  гарантироваться,  с  тем,  чтобы  обеспечить  оказание  свободной, 
справедливой и конфиденциальной юридической помощи.  
Адвокат  обязан  учитывать  позицию  подзащитного,  желание  сохранить  в  тайне  как 
благоприятные, так и неблагоприятные сведения. 
Защитник  не  имеет  права  сообщать  -  никому  и  нигде  -  сведения  о  преступлении,  о  личной 
жизни  подзащитного  или  обратившегося  за  юридической  помощью,  сведения,  полученные  из 
материалов  дела,  и  т. д.  Адвокатский  гонорар  или  мотивы  отказа  принять  поручение  также,  по 
нашему мнению, относятся к адвокатской тайне. 
Основные  принципы,  касающиеся  роли  юристов,  принятые  Восьмым  Конгрессом  ООН  по 
предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа - 7 сентября 1990 г. в 
Гаване, констатировали, что правительства должны обеспечить адвокатам: 
а)  возможность  исполнить  все  их  профессиональные  обязанности  без  запугивания, 
препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства; 
б)  возможность  свободно  передвигаться  и  консультировать  клиента  в  своей  стране  и  за 
границей; 
в)  невозможность  наказания  или;  угрозы  такового  и  обвинения,  административных, 
экономических  и  других  санкций  за  любые  действия,  осуществляемые  в  соответствии  с 
признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами; 
г)  там,  где  безопасность  адвокатов  находится  под  угрозой  в  связи  с  исполнением  их 
профессиональных обязанностей, они должны быть адекватно защищены властями;  
д)  адвокаты  не  должны  идентифицироваться  с  их  клиентами  и  делами  клиентов  в  связи  с 
исполнением их профессиональных обязанностей;  
е)  суд  или  административный  орган  не  должны  отказывать  в  признании  права  адвоката, 
имеющего  допуск  к  практике,  представлять  интересы  своего  клиента,  если  этот  адвокат  не  был 
дисквалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения; 
ж)  адвокат  должен  обладать  уголовным  и  гражданским  иммунитетом  от  преследований  за 
относящиеся  к  делу  заявления,  сделанные  в  письменной  или  устной  форме  при  добросовестном 
исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или 
другом юридическом или административном органе; 
з)  обязанностью  компетентных  властей  является  обеспечение  адвокату  возможности 
своевременного  ознакомления  с  информацией,  документами  и  материалами  дела,  а  в  уголовном 
процессе — не позднее окончания расследования и до судебного рассмотрения дела. 
Республика  Казахстан  постепенно  входит  в  поле  действия  международных  стандартов  по 
правам человека, являясь членом ООН и ОБСЕ, последовательно соблюдает их уставы, другие осно-
вополагающие  и  общепризнанные  документы.  Поэтому  вхождение  республики  в  мировое 
сообщество  обязывает  рассматривать  состояние  правовой  системы  страны  в  контексте  мирового 
законодательства.  С  учетом  этого  Конституция  Республики  Казахстан  1995 г.  впервые 
провозгласила  высшей  ценностью  человека,  его  жизнь,  права  и  свободы,  подтвердив 
приверженность суверенной республики принципам демократии и общечеловеческим ценностям. 
Публичной  по  своему  содержанию  является  деятельность  не  только  органов  уголовного 
преследования  и  суда,  но  и  стороны  защиты,  направленной  на  защиту  гражданских  прав  лица, 
привлеченного к уголовному судопроизводству. 
Адвокатская тайна регламентирована в ст. 18 Закона «Об адвокатской деятельности: 
1.  
Адвокатскую  тайну  составляют  факт  обращения  к  адвокату,  сведения  о  содержании 
устных  и  письменных  переговоров  с  лицом,  обратившимся  за  помощью,  и  другими  лицами,  о 
характере  и  результатах,  предпринимаемых  в  интересах  лица,  обратившегося  за  помощью, 
действий, а также иная информация, касающаяся оказания юридической помощи. 
2.  
Адвокаты,  работники  президиума  коллегии  адвокатов,  юридической  консультации, 
адвокатской  конторы  не  вправе  разглашать,  а  также  использовать  в  своих  интересах  или  в 
интересах третьих лиц какие-либо сведения, полученные в связи с оказанием юридической помощи. 
3.  
Адвокат, разгласивший сведения, относящиеся к адвокатской тайне, без согласия лица, 
обратившегося за помощью, несет ответственность в соответствии с законом. 
Разглашение  сведений,  полученных  в  результате  профессиональной  деятельности  адвоката, 
не  регламентируется  специально  упомянутой  в  законе  ответственностью,  а  лежит  в  сфере 
морально-этических  норм.  При  равенстве  сторон,  единстве  цели  защиты  прав  и  свобод  личности 
ответственность за разглашение конфиденциальной информации лежит только на одной из сторон. 
Сегодня нарушивший обязанность молчания адвокат совершает серьезный проступок и ставит под 
сомнение свой профессионализм и отношение к адвокатуре в целом. 

 
131
Может  ли  адвокат  поделиться  тайной  судебного  представительства  со  своими  коллегами-
адвокатами? Нам представляется, что не может. Ведь обвиняемый доверил свою тайну конкретному 
защитнику, который обязан хранить ее. В течение, какого времени адвокат обязан это делать? Мы 
считаем, что  бессрочно.  Даже после  смерти клиента  необходимо  согласие правопреемников на  ее 
разглашение.  Целесообразно  было  бы  хранить  все  документы,  дела,  досье,  содержащие 
адвокатскую  тайну,  под  грифом  «конфиденциально»  как  реквизит,  свидетельствующий  о 
закрытости сведений, содержащихся в их носителе. 
Вправе  ли  адвокат  разглашать  тайну  в  интересах  обвиняемого,  но  вопреки  его  желаниям? 
Закон  на  этот  вопрос  отвечает  однозначно  —  нет,  не  вправе.  Конечно,  подзащитный  может 
ошибаться,  но  адвокат  должен  действовать  при  помощи  убеждений,  разъяснений,  а  не  путем 
разглашения тайны. 
Большая  часть  юристов  допускает  возможность  разглашения  адвокатской  тайны  только  при 
одном  условии: если клиент  сообщает  адвокату  о  готовящемся опасном преступлении,  которое еще 
можно  предотвратить.  Если  допустить,  что  замышляется  кража  или  мошенничество,  вправе  ли 
адвокат  в  таких  случаях  доносить  на  своего  клиента?  Нам  представляется,  что  это  невозможно.  В 
настоящее время гипотетически можно допустить ситуацию, при которой недобросовестный адвокат, 
имеющий  финансовые  разногласии  с  клиентом  и  по  закону  не  имеющий  права  самостоятельно 
отказаться  от  выполнения  своих  обязанностей,  дает  показания  в  качестве  свидетеля  и  раскрывает 
сведения  конфиденциального  характера,  ставшие  ему  известными  в  процессе  выполнения 
обязанностей защитника, и, таким образом, устраняется от участия в деле и наказывает строптивого 
клиента.  Ответственность  за  такого  рода  действия  законодательством  не  предусмотрена.  Даже 
возможность  существования  подобной  ситуации  наносит  непоправимый  вред  нормальному 
функционированию  адвокатского  сообщества.  Невозможно  оправдать  злоупотребление  адвоката 
доверием,  и  правила  крайней  необходимости  не  имеют  отношения  к  запрету  доносить  на 
подзащитного.  Прав  был  Э.  Бенедикт,  считавший,  что  «адвокат,  перешедший  на  роль  свидетеля, 
лишает  обвиняемого  его  последней  опоры,  данной  ему  законом  в  лице  защиты...  то,  что  должно 
служить ему, обращается против него же» [4]. 
Адвокат  должен  довести  до  сведения  клиента  принцип  неотвратимости  наказания, 
предупредить его о возможных последствиях, а в случае, если они наступили, — принять все меры 
по защите интересов своего клиента. 
Принципиальный  момент  в  отношениях  адвоката  и  клиента  —  доверие.  От  этого  во  многом 
зависит  качество  защиты  на  процессе.  Но  степень  доверия  непосредственно  связана  с  правом  и 
возможностью  хранить  тайну.  Неопровержимая  истина  —  без  защищенного  законом  адвоката 
нельзя всерьез говорить о престиже правосудия, а где адвокатура, там и адвокатская тайна. «Вера 
в святость адвокатской тайны составляет одно из существенных условий адвокатуры» [5]. 
С  гордостью  писал  П. В. Макалинский,  оценивая  деятельность  дореволюционной  Санкт-
Петербургской  присяжной  адвокатуры:  «Мысль  о  святости  профессиональной  тайны  настолько 
внедрилась в правосознание нашей адвокатуры, что примеров явного нарушения священного долга 
адвоката, к чести сословия, до сих пор не наблюдалось» [6]. 
Дискуссию  о  возможности  разглашения  адвокатской  тайны,  необходимо  переводить  из 
плоскости  «возможно,  разглашать  или  нет»  в  плоскость  «невозможно  ни  при  каких 
обстоятельствах»,  а  основным  вопросом  дискуссии  должна  быть  мера  ответственности  за  ее 
разглашение. 
 
Литература: 
1.  Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1960. — Т. 1. — С. 399. 
2.  Петрухин И. Л. Личная жизнь; пределы вмешательства. — М., 1989. — С. 39-40. 
3.  Барщевский М. Ю. Адвокатская этика. — М., 2001. — С. 136. 
4.  Бенедикт Э. Адвокатура нашего времени. — СПб., 1910. — С. 64. 
5.  Молио А. Правила адвокатской профессии по Франции. — М., 1894. — С. 68. 
6.  Макалинский П. В.  Практическое  руководство  для  судебных  следователей,  состоящих  при 
окружных судах. — СПб., 1894. — Ч. 2. — С. 335. 
Түйіндеме 
Бұл мақалада қорғаушының іс жүргізу кезінде өзіне мәлім болған қандай да бір құпиялардың 
жарияланбауы және сақталуы тұрғысында негізгі мәселелер туралы түсінік берілген. 
 
Summary 
About an opportunity of disclosure of lawyer secret, it is necessary to translate discussion from a 
plane «probably, to disclose or not» in a plane «it is impossible under no circumstances», and the basic 
question of discussion should be a measure of the responsibility for its disclosure. 

 
132
УДК 343. 131 
 
УЧАСТИЕ ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПОТЕРПЕВШЕГО В 
УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 
 
К.С. Ергалиева, Преподаватель кафедры «Уголовно-правовых дисциплин» 
 
В  действующем  уголовно-процессуальном  законодательстве  основные  нормы,  регулирующие 
участие  законного  представителя  в  уголовном  судопроизводстве,  сосредоточены  в  главе  52  УПК  РК 
«Производство  по  делам  о  преступлениях  несовершеннолетних»  и  касаются  главным  образом 
законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого. 
По  мнению  В. А. Лазаревой  понятие  законного  представительства  несовершеннолетних 
потерпевших  не  является  уголовно-процессуальным,  а  его  содержание  определяется  семейным 
законодательством,  так  как  возлагает  защиту  прав  и  интересов  несовершеннолетних  на  родителей, 
усыновителей, опекунов и попечителей, а также на приемных родителей [1]. 
Однако  данное  в  семейном  законодательстве  понятие  законного  представителя,  по  нашему 
мнению,  не  может  отражать  специфику  процессуального  статуса  несовершеннолетнего  в  рамках 
уголовно-процессуального законодательства. К тому же в соответствии с п. 22 ст. 7 УПК РК законные 
представители  —  это  родители,  усыновители,  опекуны,  попечители  подозреваемого,  обвиняемого, 
потерпевшего,  гражданского  истца,  а  также  представители  организаций  и  лиц,  на  попечении  или 
иждивении которых находятся подозреваемый, обвиняемый или потерпевший. 
Уголовно-процессуальный закон устанавливает возможность участия в деле не только законного 
представителя  подозреваемого,  обвиняемого,  но  и  несовершеннолетнего  потерпевшего  и 
гражданского  истца.  При  чем,  в  соответствии  с  ч. 2  ст. 80  УПК  РК  для  защиты  прав  и  законных 
интересов  несовершеннолетних  потерпевших,  их  законные  представители  привлекаются  к 
обязательному  участию  в  деле.  Однако  в  ст. 215  УПК  РК,  регламентирующей  особенности  допроса 
несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, указано о праве участия в данном следственном 
действии  их  законных  представителей.  В  этой  связи,  видится  противоречие,  заключающееся  в 
установлении  за  законным  представителем  выбора  на  участие  или  неучастие  в  допросе 
несовершеннолетнего 
потерпевшего, 
и 
возможности 
допроса 
последнего 
без 
законного 
представителя, участие которого в деле, а, следовательно, при производстве любого процессуального 
действия,  обязательно.  Обусловлено  это  тем,  что  несовершеннолетний  —  это  ребенок,  частично 
дееспособный, отличающийся особыми психофизиологическими и социальными качествами личности, 
возрастной 
неприспособленностью 
к 
меняющимся 
условиям 
жизни. 
Уровень 
развития 
несовершеннолетних  участников  расследования  еще  не  позволяет  им  представлять  свои  права 
самостоятельно в полном объеме[2]. 
В  этой  связи  можно  признать,  что  основное  назначение  законного  представителя  в  уголовной 
процессе  является  обеспечение  нормальной;  спокойной  обстановки  при  производстве  по  делу, 
ограждении  несовершеннолетнего  от  психических  травм,  связанных  с  проведением  следственных  и 
судебных  действий.  Его  роль  в  большей  степени  этическая  связанная  с  созданием  для  подростка 
наиболее благоприятных условий его участия в уголовном судопроизводстве. Выполнение этой роли 
со  стороны  близких  ребенку  лиц  необходимо  в  силу  недостаточного  умственного  развития 
несовершеннолетнего, отсутствия опыта, непонимания смысла и значения проводимых с его участием 
следственных действий и собственного положения как участника процесса. 
Процессуальный статус законного представителя четко не сформулирован в законе. Так в ст. 79 
УПК  РК  лишь  указано,  что  законный  представитель  несовершеннолетнего  обвиняемого, 
подозреваемого  привлекается  к  участию  в  деле  в  случаях  предусмотренных  законом,  при  этом  его 
права  сформулированы  в  ч. 3  ст. 487  УПК  РК.  Что  касается  законных  представителей 
несовершеннолетнего потерпевшего или гражданского истца, то в ч. 3 ст. 80 УПК РК закреплено, что 
законные  представители  и  представители  имеют  те  же  права,  что  и  представляемые  ими  лица. 
Обязанности налагаемые на законного представителя вообще не нашли в законе своего отражения. 
Существенным обстоятельством при этом является то, что в роли потерпевшего и его законного 
представителя чаще всего оказываются лица, мало осведомленные в вопросах уголовного и уголовно-
процессуального  законодательства.  Безусловно,  органы  уголовного  преследования  обязаны 
разъяснять несовершеннолетнему потерпевшему и его представителю процессуальные права, однако 
это  происходит  не  всегда,  к  тому  же,  как  указывалось  выше,  в  законе  нет  отдельной  нормы 
регламентирующей  процессуальный  статус  законного  представителя.  Вместе  с  тем,  полнее  и 
эффективнее реализовать права и законные интересы может лишь лицо, обладающее юридическими 
познаниями  и  поэтому,  когда  потерпевшим  является  несовершеннолетний,  то  наряду  с  законным 
представителем  было  бы  целесообразным  в  уголовном  процессе  предусмотреть  участие  адвоката-

 
133
представителя.  Участие  в  деле  адвоката  в  качестве  представителя  несовершеннолетнего 
потерпевшего позволит своевременно, надежно и результативно осуществлять правовое обеспечение 
прав и законных интересов данного субъекта расследования[3]. 
Именно  профессиональный  юрист,  который  будет  оказывать  юридическую  помощь,  участвуя 
параллельно с законным представителем, который не всегда может самостоятельно ориентироваться 
в  вопросах  уголовного  судопроизводства,  и  обеспечит  более  квалифицированную  защиту  прав  и 
законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего.  
Для  реализации  данного  положения  необходимо  разработать  процессуальный  порядок 
приглашения  назначения,  замены  и  отказа  от  профессионального  юриста  по  делам,  где  в  качестве 
потерпевшего  выступает  несовершеннолетний.  Право  на  заявление  ходатайства  об  участии  в  деле 
адвоката-представителя  следует  предоставить  законному  представителю  несовершеннолетнего 
потерпевшего.  Причем,  возможно  предусмотреть  случаи  обязательного  участия  адвоката-
представителя,  например,  в  случае  проведения  следственных  действий  с  участием  взрослых 
обвиняемых, подозреваемых могущих оказать психологическое воздействие на несовершеннолетнего. 
При  этом  должны  применяться  меры  по  обеспечению  безопасности  несовершеннолетних, 
предусмотренные  ст. 100  УПК  РК  либо  в  дальнейшем  расследовании  использовать  не  самого 
несовершеннолетнего,  а  его  законного  представителя,  присутствовавшего  при  проведении 
первоначальных следственных действий.  
 
Литература: 
1.  Лазарева В. А.
  Охрана  прав  и  законных  интересов  несовершеннолетних  потерпевших  в 
советском  уголовном  процессе:  Автореф.  дис.  …  канд.  юрид.  наук.  —  Свердловск,  1989.  — 
С. 13. 
2.  Уалиев К. С. Участие законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего: Автореф. 
дис. … канд. юрид. наук. Караганда 2004г.- С 82. 
3.  Хамитова Г. Б.  Некоторые  особенности  применения  мер  пресечения  к  несовершеннолетним. 
Адъюнкт 
отдела 
адъюнктуры 
Карагандинского 
юридического 
института 
МВД 
РК 
им. Б. Бейсенова, Автореф. дис. … Караганда 2004г.- С 153. 
 
 
Түйіндеме 
Мақалада  кәмелетке  толмаған  жәбірленушінін  заң  өкілеттігі  қылмыстық  іс  жүргізуге  қатысу 
барысында пайда болатын жеке мәселелер қарастырылады. 
 
Summary 
In article separate problems of participation of the lawful representative of the minor victim in criminal 
trial are considered. 
 
 
УДК 343.12 
 
ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА 

1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   38


©emirb.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал